«Я, по-моему, умираю». Истории медиков, погибших от коронавируса

Здравоохранение
icon 12:42
icon 1 355 просмотров
«Я, по-моему, умираю». Истории медиков, погибших от коронавируса
Фото из интернета

 

Пандемия COVID-19 унесла жизни более трехсот медиков: врачей, медсестер, фельдшеров. АиФ.ru пообщался с родными и близкими трех медработников, умерших от коронавируса.

Медсестра Надежда Дивак

Медсестру из Калининграда Надежду Александровну Дивак считают настоящим героем и простые горожане, и высокопоставленные чиновники.

65-летняя Надежда Дивак стала первым умершим от коронавируса медработником Калининградской области. Она могла уйти на самоизоляцию, но осталась работать, потому что понимала: кадров катастрофически не хватает.

Калининградская область столкнулась с серьезным дефицитом медиков. В условиях пандемии COVID-19 исполнять свои обязанности не захотели около 100 врачей и 250 сотрудников из числа среднего медицинского персонала. Надежда Дивак предпочла остаться.

«Для врачей старше 65 лет нет обязательной самоизоляции, поэтому каждому медработнику предложили самому сделать выбор. Она приняла решение работать, не бросила свой коллектив, — прокомментировал гибель медсестры министр здравоохранения Калининградской области Александр Кравченко. — Надежда Александровна работала в том отделении, где лечились пациенты с заболеваниями органов дыхания. Видимо, вирусная нагрузка была очень высокой. К сожалению, все наши мероприятия не увенчались успехом, мы ее потеряли».

Надежду Дивак жители Калининграда считают героем. Фото: Калининградская областная больница/ Сайт ГБУЗ «Областная клиническая больница Калининградской области»

 

Кравченко подчеркнул, что медработники — самая большая группа риска. В области заболело более 90 работников здравоохранения.

В городском паблике Калининграда жители оставили многочисленные слова соболезнования родным медсестры Надежды Дивак.

«Больше 20 лет Надежда Александровна трудилась в отделении пульмонологии, — написали ее сослуживцы областной больницы. — Ее любили, уважали и коллеги, и пациенты. Она одной из первых бесстрашно пошла на оказание помощи пациентам с подозрением на коронавирус, выхаживала их, не считаясь ни со временем, ни с грозящей опасностью. Но, помогая другим, увы, не уберегла себя, и в этой битве болезнь оказалась сильнее. Больница потеряла замечательного бескорыстного человека, профессионала своего дела, наставницу молодежи, а ее семья — прекрасную жену, маму и бабушку. Наше общее горе велико, память о ней сохранится навечно в сердцах коллег, которые сейчас очень сильно переживают эту утрату и скорбят об удивительном жизнерадостном человеке».

Врачей Калининградской области оснастили защитными костюмами после смертей их коллег. Фото: Правительство Калининградской области/ Пресс-служба

 

«Уважение врачам, которые борются со страшной болезнью. Они настоящие герои!» — пишут о поступке Надежды ее земляки.

Сестра-хозяйка Татьяна Аванесян

Татьяна Аванесян работала сестрой-хозяйкой в больнице Эжвинского района города Сыктывкар (республика Коми) больше 30 лет. С больными она напрямую не контактировала, но вирус все равно забрал ее жизнь. 61-летнего медработника похоронили 3 апреля. Ее утрата стала шоком для родных и вызвала общественный резонанс в городе. Сестра-хозяйка — первая жертва вируса в регионе.

«Для всех нас это большая утрата, — рассказала АиФ.ru невестка Анна Аванесян. — У нас три дочки, они до сих пор плачут. Никто не может поверить, что нет любимой бабушки. Ее личные вещи нам отдали только на днях, спустя почти два месяца, как ее не стало».

По словам Анны Аванесян, родные погибшей от государства ничего пока не получили, только бюрократические проволочки. Дочь Татьяны Николаевны из-за стресса сама попала в больницу, ей сделали операцию. Она сегодня собирает справки для оформления государственной выплаты родным умерших от коронавируса медработникам. Но с этим возникли большие проблемы, ведь формально сестра-хозяйка не лечила больных, а занималась оснащением отделения.

Сначала в инфекционной больнице неправильно оформили больничный лист, затем другие инстанции потребовали дополнительные бумаги.

Такой запомнили Татьяну Аванесян. Фото: из соцсети Вконтакте/ Анна Аванесян

 

Медработники и пациенты больницы Эжвинского района Сыктывкара заразились COVID-19 на заре эпидемии. Не верили, что в Коми уже пришла беда.

«Заболела свекровь внезапно, 19 марта, тогда в России только-только стали вводить карантинные меры, — вспоминает невестка Анна Аванесян. — Мы с мужем предположили, что это вирус, про который говорят по телевизору, но Татьяна Николаевна отшучивалась: какой тут вирус в Эжве? Кашля у нее не было, только температура и слабость. На дом вызвали врача, который поставил первоначальный диагноз бронхит. Бабушку отправили на рентген, пригласили в поликлинику прийти самой. А вечером 24 марта, лишь на четвертый день, за ней приехали из инфекционной больницы. Фельдшер ругалась, что у них нет защитных костюмов и говорила, что Татьяна Николаевна не болеет, а только время их отнимает».

Анна Аванесян продолжает: «В больнице поначалу бабушка чувствовала себя нормально, по телефону показывала нам условия содержания, чем ее кормят. Утром 26 марта она написала, что к ней в палату положили пожилую женщину, а ей самой стало хуже — живот болит, сильно устала, одышка. Мы поговорили с ней по видеосвязи, а вечером её перевели в реанимацию, ввели в искусственную кому. Врач-реаниматолог говорил, что она тут не одна в таком состоянии, все сложно. Никто не был готов к такому. Ни врачи, ни мы, ни она. Позже выяснится, что реаниматолог сам заразился».

Через три дня родным сообщили, что организм женщины слабеет, в ее крови нашли высокую концентрацию вируса, ей стало хуже и в ночь на 31 марта её не стало.

Близкие завхоза больницы не могут понять, как она заразилась.

«Свекровь была ответственной и очень аккуратной. За несколько дней до болезни она доставляла в больницу аппараты искусственной вентиляции легких (ИВЛ), может, тогда и подцепила заразу, — предполагает Анна Аванесян. — На работе она контактировала с санитарами, медсестрами, врачами, могла заразиться и от них. У Татьяны Николаевны был лишний вес, но она никогда не жаловалась на хронические заболевания, как ей написали в свидетельстве о смерти. Свекровь постоянно проходила медицинские комиссии, следила за здоровьем, не пила и не курила».

Родные Татьяны Николаевны пережили и другой стресс — в морге не отдавали тело для захоронения, решали и советовались с Москвой, как хоронить, какой должна быть процедура.

В итоге похоронили медработника в закрытом гробу, процессию сопровождали сотрудники санэпидслужбы.

«Мой муж и его сестра потеряли папу несколько лет назад, а теперь маму, — продолжает рассказывать невестка Анна Аванесян, — у них были дружеские, теплые отношения. Мы все любили Татьяну Николаевну, очень тяжело было сообщать внукам. Прошло почти два месяца, а земляки, которых мы и не знаем, продолжают писать нам соболезнования, слова благодарности. Свекровь многим помогала в своей жизни».

Анна признается: у нее есть обида на неразумные действия дирекции больницы, на замалчивание ситуации, на то, что никакой защиты и подготовки к началу эпидемии не было.

Главврача больницы Андрея Керна многие сыктывкарцы обвиняли в неспособности противостоять вирусу, но он сам долго болел, а на днях медработник объявил, что увольняется.

«Я годами зарабатывал репутацию, а тут потерял все в один миг», — прокомментировал он свой уход...

«Старшина» Надежда Караваева

Историю диспетчера из подмосковного города Реутов Надежды Караваевой рассказали АиФ.ru сослуживцы.

Фельдшер скорой помощи Надежда Караваева не захотела идти на пенсию, продолжила трудиться диспетчером станции скорой помощи. Последние пять лет она принимала звонки «03», ее твердый и уверенный голос первыми слышали те, кто нуждался в экстренной помощи.

Надежда Караваева больше 30 лет спасала людям жизнь, но заразилась коронавирусом и так и не справилась с болезнью

Юлия Нестерова пришла в фельдшеры, когда Надежда Караваева уже не ездила на линию, а трудилась в диспетчерской.

«На моей первой смене Надежда Александровна меня строго отчитала, хотя она и не значилась моим начальником, — вспоминает Юлия Нестерова. — Это было в ее неуемном характере — всем доставалось, невзирая на чины и должности, если что-то делалось не по инструкции. Она была универсальным работником, нашей «старшиной!»

Надежда Караваева дослужилась до старшего фельдшера. Принимала на работу новых сотрудников. Как говорят, держала коллектив в «ежовых рукавицах»: ее боялись и одновременно уважали и простые медработники, и начальство.

Память о Надежде Караваевой бережно хранят ее коллеги. Фото: из соцсети Вконтакте/ Юлия Нестерова


Сослуживцы предполагают, что Надежда Александровна заразилась коронавирусом от медицинских карточек с вызовов или от коллег.

Надежда Александровна была дотошной во всем: проверяла медицинские карточки, которые привозили ее коллеги с линии. «Юля, у тебя здесь не дописано, садись, пиши, как по инструкции положено!» — командовала она. Медики ворчали, но подчинялись диспетчеру.

В первые дни, когда коронавирус проник в Россию, по телевизору говорили о тех, кому наиболее страшна эта инфекция. Надежда Александровна посмеялась: «Я идеальный кандидат со своими хроническими болячками!»

Надежде Караваевой стало плохо во время смены. У нее резко началась отдышка, но она думала, что это давление и диабет дает о себе знать. Очередной вызов по телефону она не смогла принять, ее отпустили домой.

Диспетчер взяла очередной отпуск, надеясь отлежаться, но на смену женщина уже не вышла.

С температурой ее экстренно доставили в больницу.

«У нас в Реутове роддом переделали под ковидных больных, ее туда положили, — рассказывает Юлия Нестерова. — Она была сильной и волевой женщиной, но при этом веселой и жизнерадостной, в борьбе с болезнью держалась до последнего».

Врачи говорили: «Бойкая она у вас!» Но через несколько дней женщина сказала доктору: «Я, по-моему, умираю».

«Старшина» коллектива, Надежда Караваева, ушла из жизни 1 мая в пять утра в возрасте 65 лет. Медработника похоронили в родной деревне в Подмосковье.

Персонал станции скорой медицинской помощи Реутова бережно хранит воспоминания о коллегах, ушедших из жизни в борьбе с коронавирусом. Они создали Гирлянду памяти, где рассказывают о умерших.

«У нас цель — сделать 8 октября в России Днем памяти о всех медиках, которые отдали жизнь в борьбе с коронавирусом, — говорит фельдшер скорой города Реутов Юлия Нестерова. — Дата не случайна: в этот день 2016 года в Челябинске в ДТП погибли водитель «скорой», фельдшер и десятимесячный малыш».

Фельдшер считает, что основная причина, по которой погибают медики, — это недостаточное оснащение медперсонала средствами защиты.

«Сейчас, конечно, лучше стало, а в апреле не все были готовы, — поясняет медработник. — На первых порах мы надевали строительные костюмы «паутинки», у которых степень защиты от вируса минимальная. Естественно, многие из нас заболели, ушли на долгий больничный. Я в их числе».

На сайте список врачей, медсестер, санитарок, лаборантов и других медицинских работников, погибших во время пандемии, насчитывает уже 302 человека. И он пополняется...

Источник

image