Новая система управления сельскими территориями может привести к печальным последствиям

Политика
14:08
2 459 просмотров
Олег Куликов
Новая система управления сельскими территориями может привести к печальным последствиям
Фото из интернета

Выступление руководителя фракции СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ-ЗА ПРАВДУ в Законодательном Собрании Вологодской области Виктора Леухина на 9-й сессии по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законы области», предметом которого является внесение изменений в отдельные законы области в связи с преобразованием муниципальных районов области в муниципальные округа.

- Уважаемые коллеги, сегодня мы обсуждаем очень важный для региона законопроект, затрагивающий интересы сельских территорий. И главный вопрос: не приведет ли новая система управления сельскими территориями к печальным последствиям?

Семь лет прошло с момента принятия Стратегии 2030 социально-экономического развития Вологодской области, принятой еще в 2015 году.  Этот документ является планом, по которому должны развиваться сельские территории. Напомню, что заявленная в Стратегии цель – это сохранение демографического потенциала за счет формирования комфортных условий для людей и пространственного развития территорий. Правда, похвастаться пока нечем. За период действия Стратегии ситуация в сельской местности усугубилась: демография провалилась, территории не расширяются, а, напротив, сжимаются – в нашем регионе за короткий промежуток времени канули в лету более двухсот населенных сельских пунктов.  А с 2014 года наш регион недосчитался порядка 28-ми тысяч сельских жителей.

Если говорить о демографической ситуации в целом, то нынче Вологодская область находится по убыли населения, можно сказать, в лидерах антирейтинга, о чем не так давно сообщили федеральные СМИ.

 Теперь перейду к главной теме – реформе местного самоуправления.

Настораживает нестыковка новой реформы с региональной Стратегией 2030. Приведу лишь одну цитату из Стратегии: «Основными ограничениями региональной системы управления выступает противоречивость и отсутствие последовательности в реформировании муниципального управления».

Мы видим, что именно отсутствие последовательности наблюдается в муниципальном реформировании и при этом до конца не просчитываются последствия.

Приведу характерный пример. Когда вводили   двуглавую систему управления, то ответственные лица нас так же убеждали в том, что эта система поможет лучше управлять территориями. А теперь получается, что она неэффективна – раз ее вновь меняют – и вновь нам предлагают вернуться к прежней системе управления.

Сейчас нас пытаются убедить, что создание территориальных муниципальных округов и упразднение поселений – чуть ли не благо для сельских территорий. Но практика пока показывает обратное.  Так, год назад в рамках реализации «пилотного» проекта в ряде регионов РФ были образованы в 2-3-х районах муниципальные округа. Их опыт работы в новых условиях показал, что эта затея на практике не так удачна, как ее пытаются подать.

Это выяснилось при общении наших глав поселений с коллегами, участвующими в эксперименте. В частности, те сетуют, что реформа из глав поселений превратила их в связных. Соответственно, там возникло затруднение в управлении сельскими поселениями. В свою очередь, это вызвало справедливые нарекания со стороны местного населения.  

Большие вопросы у   фракции вызывает отсутствие в областном законопроекте юридического и финансового механизмов при новых взаимоотношениях в местном самоуправлении.  В частности, непонятно как будут складываться межбюджетные отношения между областью, сельскими поселениями и территориальными отделами. Прежде механизм финансирования то и дело менялся. Одно время финансирование сельских поселений осуществлялось напрямую из департамента финансов, затем схема финансовых потоков претерпела изменения, и деньги для нужд поселений стали проступать через районные бюджеты.  Однако от всех этих комбинаций ситуация с финансированием сельских поселениях осталась на прежнем уровне, а с годами стала даже хуже. Ситуацию усугубило то, что на протяжении многих лет область не компенсировала сельским поселениям инфляционные затраты.   И что удивительно, вместо увеличения помощи   сельским поселениям их принялись объединять с целью оптимизации расходов. Оставшись без глав, часть из поселений пришла еще в больший упадок.

Парадоксальность ситуации заключается в том, что пока сельские поселения держали на голодном пайке, собственные доходы областного бюджета с 2015 двукратно выросли.

И сегодня, спустя семь лет, мы должны констатировать печальный факт: реализация Стратегии на промежуточном этапе не достигла намеченной цели. А другого результата при таком отношении к сельским территориям и быть не могло.

Из всего сказанного выше напрашивается вывод: прежде, чем начинать слом прежней системы, необходимо осознание происходящих процессов и понимания последствий от принятого решения.  Понимания в этой теме, повторюсь, нет. Вместо ясности мы видим неоправданную спешку. Непонятно зачем? Ведь федеральный закон о муниципальной реформе отложен на полгода.  В тот документ уже внесено множество поправок и это, похоже, только начало. Не исключено, что закон будет направлен еще на одну доработку, а, быть может, и вовсе отменен. Как бы то ни было, но проект еще сырой. И мы уже в который раз пытаемся бежать впереди планеты всей.

Не надо быть провидцем, чтобы понять, при существующем подходе в нашей стране к сельским территориям деградацию деревни не остановить, но ее можно затормозить, а не ускорять разрушительные процессы -  до тех пор, пока государство не повернется лицом к проблемам территорий нечерноземной зоны.

Исходя из вышесказанного, наша фракция будет голосовать против данного законопроекта.

image