ФСИН признала причастность своих сотрудников к пыткам в СИЗО

эксклюзив
icon 11:06
icon392 просмотра
ФСИН признала причастность своих сотрудников к пыткам в СИЗО

 

Пытки в нашей тюремной системе встречаются довольно часто, рассказал заместитель председателя Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Евгений Бобров. Ранее заместитель главы ФСИН Валерий Максименко заявил, что сотрудники следственного изолятора (СИЗО) «Кресты-2» не предотвратили избиение заключенного, а также допустили появление в учреждении запрещенных предметов, например, телефона.

По словам Евгения Боброва, не стоит недооценивать помощь общественных наблюдателей.

«В таких случаях нужно обращаться в вышестоящие органы, к общественным наблюдателям. Россия – единственная страна, где есть такой институт, общественные наблюдательные комиссии (ОНК). Они должны ставить такие случаи на контроль. Иногда помогает. Потерпевшие могут пообщаться наедине с адвокатом, с ОНК, никто не вправе записывать их разговор. Контакт заключенных с тюремщиками всегда должен фиксироваться на видеокамеру. Камера должна быть снаружи и на груди тюремщика. В «Крестах» камеры были отключены. Есть основания полагать, что это было сделано специально. Хорошо, что руководство ФСИН не скрывает», – сказал Евгений Бобров.

Если не помогает обращение к руководителю колонии и прокуратуру, нужно обращаться в другие инстанции – к правозащитникам, к уполномоченным по правам человека как в субъекте, так и в России.

«Сейчас это начинает помогать. Не требуется судебных решений для подтверждения пыток. Когда удается установить факт пыток, и они доходят до нашего совета, чаще всего удается стабилизировать ситуацию. Наказание для виновных в пытках, в издевательствах, в оскорблениях заключенных – лишение свободы свыше 10 лет. И для принимающих участие, и для должностных лиц. Для должностных лиц есть и дополнительное наказание – запрет занимать соответствующие должности. В России есть профильная комиссия по контролю за правоохранительными органами и пенитенциарной системой. Там отслеживают не только резонансные, но и достаточно рядовые случаи», – рассказал Евгений Бобров.

image