«Ёлки Последние»: давай, до свидания!

добрая новость
icon 12:14
icon 588 просмотров
«Ёлки Последние»: давай, до свидания!

С 27 декабря в кино показывают «Ёлки Последние» — седьмую и, хочется верить, заключительную часть нелепого новогоднего сериала.

Женя (Сергей Светлаков) собрался переезжать с семьей в Якутию, ввиду чего Боря (Иван Ургант) загрустил и стал прикладывать усилия, чтобы удержать друга около себя. Юная продавщица из ларька (Екатерина Агеева) узнала в покупателе актёра из сериалов (Марк Богатырёв); тот наговорил ей комплиментов и даже расцеловал — и девушка побежала за ним на край света, когда он уехал на поезде.

Жуткая женщина Галина (Валентина Мазунина) похитила певичку Веру Брежневу, чтобы с её помощью помирить мужа (Антон Богданов) со свёкром (Юрий Кузнецов). Лыжник (Александр Домогаров-младший) влюбился в работницу «Макдональдса», а сноубордист (Александр Головин) выступил в роли сводника. Потешный дядя Юра (Дмитрий Нагиев) всё никак не решится сделать предложение усталой сожительнице (Елена Яковлева).

Название у седьмых «Ёлок», конечно, говорящее. Согласно словарю, «последний» — это не только «конечный в ряду однородных явлений», но и «низший в ряду подобных, самый незначительный из всех». В этом смысле данные «Ёлки», безусловно, «последние», хотя, казалось бы, ниже «Ёлок новых» годичной давности падать некуда. Но нет, есть еще куда: Тимур Бекмамбетов и и его команда способны на подлинные чудеса.

Говорить о «Ёлках Последних» особо нечего: всё и всеми уже сказано в течение восьми лет с момента появления первой серии. Сценаристы с режиссёрами, возможно, и сами соскучились сочинять и снимать всю эту пургу.

Здесь даже практически нет новых персонажей. Уже за счёт «эффекта нового лица» обращает на себя внимание малоизвестная Екатерина Агеева. Барышня вроде приятная — да только и ей приходится изображать набитую дуру: как известно, персонажей иного толка в сериале «Ёлки» нет и никогда не было.

Хуже всего с Ургантом и Светлаковым. Здесь им не смогли придумать даже мало-мальски внятной сюжетной линии. Получилась какая-то новелла про нежную мужскую дружбу. «Если дружишь, отпусти», — проникновенно говорит Светлаков Урганту в кульминационный момент. Это что, наш ответ оскароносной ленте «Зови меня своим именем»?

Органичнее всех, как и в прошлый раз, выглядит Нагиев — единственный из всех «ёлочных» актёров, кто способен играть комедию. Со своим фирменным безумным вращением глаз и на раз узнаваемыми повадками прапорщика Задова Дмитрий делает невозможное: новеллу с его участием можно смотреть почти без содрогания.

Всё остальные здесь — абсолютные полена и брёвна. Живых эмоций — ноль, зато от избытка комплексов никто не страдает. Кривляются и думают, что мы тут животики надорвём, на них глядючи. Нет, господа, не путайте бесстыдство с комическим даром. Умные советские актёры прекрасно знали: если позвали сниматься в комедии, а ты не прирожденный клоун вроде Никулина или Крамарова, играй посдержаннее — авось выйдет толк. И ведь выходил!

Но дефицит толковых актёров — это полбеды. Сценарии — вот родовая болезнь «Ёлок», благодаря которой в народной памяти франшиза зачахнет сразу как закончится. Если бы в любой советский год любая группа действующих режиссёров взялась поставить подобный альманах, явно получилась бы в разы более жизненная и весёлая картина, которую по сей день ставили бы в новогодний эфир в пандан к «Иронии судьбы».

Кстати, на протяжении всех «Ёлок Последних» в половине новелл по телевизору показывают ту самую рязановскую «Иронию» — и каким же бальзамом на душу ложатся хрестоматийные реплики оттуда, произносимые голосами Мягкова и Талызиной. А ведь тоже сказка и тоже неправдоподобная — однако талант, такт, чувство меры и юмора сделали своё дело и обессмертили картину. Ленту Рязанова и через 50 лет будут смотреть 31 декабря, а о «Ёлках» к тому времени уж и не вспомнят.

Единственный плюс каждой серии «Ёлок» — формат альманаха. Когда несколько бестолковых сюжетов разворачиваются параллельно, это всё же легче вытерпеть, чем один большой бестолковейший.

Другой вопрос, что все авторы всех новелл из всех частей в принципе не владеют этим жанром, а уж книжек О. Генри явно не открывали даже в отрочестве. Вводные данные решительно любого ёлочно-святочного кинорассказа с ходу позволяют предугадать всё его дальнейшее развитие и финал. То есть и при самом банальном зрительском подходе («Чем же всё закончится?») смотреть «Ёлки» нет никакого смысла. Даже если они действительно «последние-препоследние» и никогда к нам не вернутся.

Не вернутся — и ладно: никто не заплачет, тем более после столь долгого срока. В мире киношных франшиз — как в политике: уйти вовремя мало у кого получается. Особенно у тех, про кого изначально всё было понятно.

Смотрите расписание фильмов в афише Череповец-поиск.

image