Как убивала сожителя, Ира не помнит, единственная мысль: защитить сына

эксклюзив
icon 08:27
icon 362 просмотра
Как убивала сожителя, Ира не помнит, единственная мысль: защитить сына

 

На месте преступления нашли окровавленный нож, разбитую сковороду и ножницы. Как убивала сожителя, Ира не помнит, действовала, как в забытьи, единственная мысль тогда буравила мозг: защитить сына. Это уголовное дело в СУ СК России по Вологодской области расследовали полгода. И вот в конце февраля суд вынес обвинительный приговор.

Сиротские будни

Родилась она в июне, в тот 1972 год, по рассказам мамы, над землей почему-то горели десятки радуг. По-гречески – Ирида и означает радугу. Она запомнила себя маленькой: бежит по лугу, усеянному белыми ромашками и васильками. «Ирида-а! Ирочка!» – кричит мама и бежит за ней. Море солнца, зелени и ощущение вечного праздничного счастья накрывало маленькую Иру. Ей казалось, так будет всегда. Но жизнь матери оборвалась в один миг: пьяный водитель самосвала сбил ее на трассе, когда они стояли в ожидании автобуса, чтобы ехать в город. Мать только успела оттолкнуть малышку Ирочку от себя, чтобы она тоже не попала под удар. 

…Солнце и тысячи радуг сразу погасли для Ириды, на годы отодвинув ее настоящее имя и все нежное, светлое, теплое, связанное с мамой и ранним детством. В ее судьбу властно вторглась грубая, пошлая действительность, о которой и сейчас, спустя годы, она и вспомнить-то не хочет. Не то что – вернуться, повторить.  

Следующие десять лет для Ириды наполнились словами «интернат», «детдомовская»,  а также нецензурщиной и суровым бытом, где десятки маленьких озлобленных людей искали в мире свое место под солнцем. Звали ее теперь только «Ирка», все радуги оказались забыты. Светлых пятен было мало, но Ирида верила: ее ребенок никогда не будет расти без мамы.  

Семейная жизнь

…В 42 года Ирида Доронина имела квартиру-однушку в центре города, большой стаж швеи на фабрике, сына-подростка и, увы, разбитую женскую судьбу. Она помнила свою маму и понимала: главнее сына нет ничего. Муж ее считал по-другому. Она устала от его бесконечных претензий, охоты-рыбалки, а также пьянок. Когда муж заявил, что у него есть в параллельной от семьи жизни другая женщина, Ирида не стала ждать трагедийного окончания сценария своего брака, забрала сына и разменяла их общую квартиру. Муж не возражал, и вот уже через полгода они жили на разных концах города. Ирида и Анатолий в однушке, бывший муж – в комнате бывшего заводского общежития. Еще через пару лет Ирида встретила вдовца Геннадия. 

Поначалу все было очень даже неплохо: Гена прилично зарабатывал на заводе, пил в меру, хорошо ладил с Толиком, который требовал внимания. Ирида тоже работала – шила на небольшой частной фабрике рабочую и форменную верхнюю одежду, постельное белье. Она с Толей переехала в квартиру Геннадия. Ей казалось, вот оно, счастье, наступило. Толик меж тем поступил в училище и уехал в соседний город.
Однако года через три Геннадий заскучал. Размеренная семейная жизнь стала его раздражать, а жена, что старше его на три года, – утомлять. Ведь вокруг полно молодых и веселых! А уставшая после работы Ира только и заботилась, что о каких-то приземленных вещах, а нужды сына были для нее важнее остального. «Я прогадал!» – однажды решил он и… стал пить.

– Решиться на более смелый шаг Геннадий не смог, – рассказал на суде его товарищ Игорь Пинижин. – Я дружил с ним с третьего класса, и он всегда делал все только исподтишка, молча. Протестовать открыто боялся, да и не умел. Мать его была властной, да и жена была такой же. Она рано умерла от рака, а детей у них не было.              

…В тот роковой для Геннадия день, 19 августа 2018 года, был Яблочный спас, воскресенье. Между тем Ирида ушла утром на работу: работала по сменам. Геннадия она заперла на ключ, чтобы мужчина не ушел в магазин за спиртным. Она стала практиковать такое недавно, не понимая, что включила таким образом обратный отсчет их совместной жизни, да и его жизни  в целом. Проснувшись около полудня, Геннадий обнаружил, что заперт, как в клетке.  

– А трубы горели, – рассказала на суде 69-летняя соседка Геннадия Шубникова Анна Прохорова. Она вспомнила, что Геннадий начал кричать ей с балкона, мол, бабка, купи мне бутылку. Женщина выполнила просьбу, и уже через 20 минут на веревке в пакете Геннадий поднял себе выпивку. Однако злиться на сожительницу он от этого не перестал. 

– Я отперла дверь, – рассказала подсудимая Доронина. – Была уверена, что наконец Гена будет трезвый, мы с ним поговорим, вспомним наши лучшие моменты. Принесла корзину яблок – мне подарила коллега с дачи. Я так ненавижу пьяных!..

Мать – тигрица

Однако дальше пошло не по задуманному Иридой сценарию. Пьяный Шубников с порога закричал, что заперла его. И без того неуравновешенный, вспыльчивый Геннадий разошелся не на шутку. Он и ранее побивал ее, но та не заявляла в полицию: жалела. Налитые кровью глаза Геннадия не обещали ничего хорошего, Ирида с ужасом увидела на столе полупустую бутылку водки и лежащий с ней огромный хлеборез из набора ножей – подарка сына. Огромного роста и веса Геннадий встал и загородил ей дорогу, конфликт был неизбежен. Он ударил ее по губам и по щеке кулаком. Брызнула кровь. Неизвестно, чем закончилась бы семейная разборка, но неожиданно зазвонил ее мобильный телефон. Ирида отскочила на кухню, звонил Толик. «Мама, буду через полчаса», – сказал сын. Ирида пожаловалась: «Сынок, дома драка, он бьет…» Как раз в этот момент Геннадий успел еще раз наброситься на женщину, она оттолкнула его на стеклянную кухонную дверь. Посыпались осколки, часть из них врезалась в тучное тело упавшего на разбитую дверь мужчину…

Анатолий пришел не один, с ним два его друга по училищу: они приехали домой на неделю, все трое жили в этом же городе. Очевидно, в этот момент они решили поддержать однокашника. Правда, мальчишки были хрупкого телосложения, невысокие и тщедушные. То, что произошло дальше, каждый из них описал по-своему. Известно лишь одно: Анатолий, увидев окровавленное лицо матери, набросился с кулаками на отчима. Но силы были неравны, и уже через минуту Геннадий повалил Анатолия на пол и сел на него верхом. Никто и понять ничего не успел, а отчим уже начал молотить пудовыми кулаками по спине мальчика, по голове и шее. Анатолий закричал от боли. А через секунду в руке Геннадия сверкнул нож, он махал им, как шашкой. 

– Товарищи мои из угла молча наблюдали, – потом вспоминал на суде Толик. – Я начал задыхаться от тяжести Геннадия, ведь он весит 108 килограммов – сам как-то хвастал. Мой вес – 69 кило. 
Удары градом сыпались на подростка. Неожиданно, по его словам, тело Геннадия обмякло и навалилось еще сильнее. Удары прекратились, обидчик захрипел и за воротник Анатолию потекло что-то теплое. Он едва вывернулся из-под тяжести.  

А в это время его друзья уже кричали: «Вызывайте скорую! Вы его убили, он помрет сейчас!» 

Тело Геннадия обмякло и распласталось на полу. Под ним стремительно росла лужа крови. Ошеломленная Ирида стояла с ножом в руке – тем самым, что когда-то подарил сын. Рядом валялась сковородка – перед тем, как схватить нож, она пыталась защищаться сковородой и ножницами. Говорит, была в сильном шоке, почти ничего не помнит. В голове пульсировала только одна мысль: «Спасти сына! Не дать его убить или покалечить этому извергу!» 

Мальчики мерили пульс у Геннадия, пытались переложить его на плед и перетащить на диван. Но ничего не выходило: пульс мерить никто не умел, а центнер веса поднять было невозможно даже троим. 

Правосудие

Экспертиза обнаружила на теле Шубникова три крупные раны, одна из которых – почти в сердце – оказалась смертельной. Как написано в документах, потерпевшему причинено колото-резаное проникающее одиночное ранение грудной клетки с ранением левой легочной вены. Острая кровопотеря привела к смерти на месте ЧП. Еще две раны довершили картину: на спине слева и в правое плечо. У Дорониной обнаружены кровоподтеки на лице и руках, а у ее сына поцарапаны лицо и шея.

Судебно-психиатрическая комиссия экспертов не обнаружила у женщины признаков психического расстройства. Черты характера подозреваемой, отмеченные психиатром, – безынициативность, избегание ответственности, импульсивность, впечатлительность, обидчивость, недостаток решительности и настойчивости, инфантилизм в поведении в стрессе – не являются заболеванием. Не выявлено и отставания в психическом развитии. В момент преступления в состоянии аффекта не находилась, в применении принудительных мер не нуждается.

– Уголовная статья в отношении Дорониной переквалифицирована с неосторожного убийства на статью 108 часть 1  УК РФ,  –  пояснила старший помощник руководителя СУ СК России по Вологодской области Наталья Летенкова. – Она признана виновной в убийстве при превышении пределов обороны. Ей назначено наказание – один год два месяца лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. 

…Сестра похоронила Геннадия на городском кладбище. Через неделю кто-то принес на могилу букет ромашек и васильков. 

Ирина Полетаева

image