Из одного казенного дома – колонии или тюрьмы в другой казенный – в приют для бывших зеков

icon 01:11
icon 309 просмотров
Из одного казенного дома – колонии или тюрьмы в другой казенный – в приют для бывших зеков

 

Из одного казенного дома – колонии или тюрьмы в другой казенный – в приют для бывших зеков, что многие из них уже могут посчитать за счастье. Жилья нет, родные отвернулись, потеряны документы, а устройство на работу – это целый квест, пройти который удается далеко не сразу. А здесь в «Социально-реабилитационном приюте для людей, попавших в сложную жизненную ситуацию» – временное пристанище и поддержка. Такой центр открылся в Вологде на базе регионального отделения общественной организации «Российский Красный Крест», рассказывает «Наша Вологда». Вот только идиллию нарушают протестующие жители Заречья.

В новом году вологодский социально-реабилитационный приют планирует принять около трех десятков  человек. Здесь они смогут пройти реабилитацию, получить психологическую и юридическую поддержку, помощь в оформлении документов и трудоустройстве и при необходимости пройти курсы компьютерной грамотности. Все официально, под контролем, но в Заречье восприняли соседство с бывшими осужденными в штыки.

Никому не нужен

– Я уже четвертый год мыкаюсь, ни работы, ни жилья, никому не нужен, – рассказывает Владимир Сироткин. – Приехал из Шекснинского района, там ведь совсем никакой работы нет. Прописки не было, и мне везде отказывали в трудоустройстве, а жить как-то надо. Знакомые рассказали про центр и отправили меня в Вологду. А здесь сразу мне сделали временную прописку, и уже на третий день нашлась работа.

Владимиру 46 лет, он один из первых, кто обратился в реабилитационный центр. Приехал с надеждой все изменить, исправить. Сотрудники учреждения помогли устроиться рабочим на производство полиэтиленовой пленки. О себе он рассказывает сбивчиво, волнуясь. Часть своей жизни провел в тюрьме, несколько раз сидел за кражи. Семьи, детей нет, осталась только мама,  она живет в Шексне. 

– Держусь уже четыре года. – даже немного застенчиво рассказывает он. – За решетку впервые попал по малолетке, плохая компания, алкоголь… И следующие три раза оказался там вновь по собственной глупости. Разница в новых сроках была в 3-4 месяца, а все потому, что возвращаться было некуда. Освободился, а ни кола, ни двора, никакой помощи, расстроился, напился и пошел воровать. Когда сидел последний раз, понял, что устал от такой жизни. Вернувшись на свободу, завязал со своей компанией. Родственники у меня есть, но стараюсь не навязываться, самостоятельно свои проблемы решать. Сейчас хочу обосноваться в Вологде или хотя бы где-нибудь в сельской местности. Профессии у меня нет, но в жизни все умею делать, тяжелой работы не боюсь. 

Глас народа

В социальных сетях новость об открытии реабилитационного центра вологжане встретили со страхом и негодованием, в комментариях – призывы собрать подписи для закрытия центра. 

– Жители Заречья, присоединяйтесь! – пишет в одной из групп Надежда Яков­лева. – С ноября работает реабилитационный центр для освободившихся из мест лишения свободы. Сделано все втихую, народ не знает. С нашего молчаливого согласия в центре постоянно будут жить, как написано, до 30 человек, скорее до 90, а консультации получать 300 человек в месяц – прямой поток только освобожденных преступников. Потенциально они все рецидивисты, по статистике, более 60%. 

– Вы зачем заведомо на людях клеймо ставите? – отвечает Надежде Мария Малахова. – Вы не согласны-то с чем? Что людям помощь окажут? Ай да молодца! Вы к чему призываете: к межклассовой ненависти? 

– Конечно, судить трудно, есть и среди них люди нормальные, возможно, но вместе столько заключенных – это жесть, – считает Людмила Курочкина. – Согласитесь, у каждого есть опасения, что ничего хорошего, когда люди социально опасные будут жить по соседству. Тем более в таком количестве.

– Строить из себя благодетелей хорошо, если это происходит далеко от вашего дома! А каково жителям Некрасовского переулка, 3? – вопрошает Светлана Иванова. – Это им жить по такому соседству. А если такой «сосед» не придет в 22 часа в центр? Где будет шататься? Да, такие центры нужны, но не в жилом доме и не рядом со школами, садами и детскими парками!

А в школах и детсадах обеспокоенные родители создали петицию и собрали подписи за закрытие центра. Основные требования – усиление мер безопасности в центре и микрорайоне, а также дальнейший перенос приюта в другое здание. Вологжанин Игорь Курочкин живет в доме, где открылся реабилитационный центр. Мужчина собрал подписи с жителей дома и микрорайона, опасаясь  за безопасность сына и жены. Вместе с жильцами дома они создали группу Вконтакте, высказывали намерение  идти до конца, пока центр не переедет в другое место.

– Я не против таких заведений, но когда открыли центр, они не подумали о нас, о жителях дома и района, – говорит Игорь. – Рядом куча детских садов, школа № 13, детская школа искусств, и в таком оживленном районе нужны усиленные меры безопасности. В микрорайоне очень плохое освещение, в парке Ветеранов всегда темно, перед реабилитационным центром большой пустырь, рядом находится старый деревянный нежилой дом, куча сараев, кусты. На мой взгляд, такой центр не должен располагаться в жилом доме, мне некомфортно такое соседство, я беспокоюсь за свою жену, ребенка. Планирую идти на прием к мэру города, а также организовать встречу с жителями района между представителями губернатора и мэра, чтобы они воочию все увидели и посмотрели, что выбор места для открытия центра неудачный. 

Как у Христа за пазухой

Отдельный вход, везде чисто и  порядок. Помещение под приют было выделено администрацией города безвозмездно, раньше здесь располагался магазин автозапчастей.  Как отмечают сотрудники «Красного Креста», впереди ремонт, работы море, но для будущих постояльцев уже созданы хорошие условия.
Мужские и женские комнаты размещены в отдельных блоках, поставлены новые кровати и мебель, стены оклеены светлыми обоями, на полу – ковролин. В комнатах тепло и по-домашнему уютно. Есть душ, стиральная машина, мультиварка, чайник и утюг. 

Правила здесь строгие и для всех одинаковые. При поступлении требуют справку из тубдиспансера, и каждого новичка осматривает врач. В 22.00 все должны быть на своих местах. Раз в день с проверкой приезжают полицейские. 

Новость о подписях и скандале в соцсетях для сотрудников «Красного Креста» стала громом средь ясного неба. Конечно, ожидали протестной реакции, но не такой силы. 

– В первую очередь здесь открыто отделение «Красного Креста», которое работает по 12 направлениям и оказывает ежегодно помощь тысячам вологжан. Лишь одним направлением из этой дюжины является социально-реабилитационный центр, – отмечает руководитель отделения «Российского Красного Креста» в Вологде Владислав Зворыкин. – Мы заручились поддержкой на самом высоком уровне: городских и областных властей, русской православной церкви, правоохранительных структур. Фонд Президентских грантов по достоинству оценил наш проект и выделил три миллиона рублей на его реализацию. «Красный Крест» – это большая структура, которая включает в себя центр по профилактике потребления наркотиков и борьбы с распространением ВИЧ; склад для реагирования на ЧС; обучение первой помощи всех желающих; помощь старикам, семьям и детям и т. д. Мы ведем свою деятельность законно и под бдительным надзором общественников и государственных органов. Тех, кто попадет к нам в приют, отбираем заранее. Это действительно люди, которые готовы работать, меняться, жить нормальной жизнью, они абсолютно адекватны, не изверги и насильники. Так бывает, что человек выходит из тюрьмы и ему некуда пойти, у него нет крова, пищи, денег, трудности с документами. Он будет снова вынужден украсть и опять окажется в колонии. Наша задача принять этого человека и помочь ему, сделать регистрацию, посодействовать в трудоустройстве. С ними будут вести работу психологи, социальные работники. Касаемо безопасности – в центре всегда находятся сотрудники нашей организации, будет вестись прием участкового, с полицией у нас договоренность о дополнительном патрулировании района. Первым нашим постояльцам мы уже помогли найти работу, причем некоторые после освобождения искали ее год. Есть те, которые уже стали получать стабильную зарплату и нашли себе постоянное жилье: арендовали квартиру или комнату.

Как отметили в «Красном Кресте», к претензиям от жителей дома и района они прислушиваются и всегда готовы к диалогу. Кроме тревожных кнопок в центре также будет установлено видеонаблюдение по всему периметру здания, пару камер выведут во двор жилой зоны. В новом году планируется обустройство дворовой территории. Сотрудники «Красного Креста» надеются, что им удастся наладить добрососедские отношения и центр станет местом добра, помощи и милосердия. 

Марина Пантина. Фото автора

image